8 918 812 72 73

Искусство и литература Ингушетии
Закажите обратный звонок.

Есть вопросы?
Позвоните нам.

Корзина пуста.

Корзина
ГлавнаяСтатьиОдежда и украшения ингушей. Женский костюм, ч.1

Одежда и украшения ингушей. Женский костюм, ч.1

2 июля 2015 - Администратор

Археологические находки позволяют судить о средневековом костюме ингушских женщин. Так, судя по материалам могильников с. Эгикал, женщины носили длинные платья-рубахи с неглубоким разрезом на груди: нижнее платье - с длинными рукавами из грубого белого холста, верхнее (в некоторых случаях) - с короткими рукавами из шелковой материи, окрашенной в красный, синий, зеленый и оранжевые цвета. Талию опоясывал кушак из шелка или холста, к которому привязывались железные ножницы и сумочки (напр., из шелковой иранской ткани XIV-XV вв.) с шелковыми цветными нитками, иглами и наперстками, деревянным гребнем. Штаны были сшиты из холста или тонкой шерстяной материи; обувью служили чувяки или сапожки на мягкой подошве из цветного сафьяна.

Традиционный женский головной убор кур-харс встречается в захоронениях с XVI в. Упоминания о нем есть и в донесениях русских послов XVII в., проходивших в Грузию через земли ингушей: «А ходят мужики по-черкаски, а жонки носят на головах что роги вверх в поларшина». Впервые этот головной убор обнаружил в наземных склепах Л.П. Семенов в 1925-1932 гг. Он дал его описание и установил название - кур-харс. Сведения о нем содержатся и в работе Е.И. Крупнова, который отмечает, что «подобные женские головные уборы не известны в соседних районах и, очевидно, носились в недавнем прошлом только ингушскими женщинами».

В ходе археологических исследований 1970-1980-х годов в ряде некрополей в верховьях р. Ассы, в долине р. Армхи и ее притоков, в горном с. Цори была собрана уникальная коллекция кур-харсов (около 40 образцов). Ее изучали В.Б. Виноградов, Б.Б.-А. Абдулвахабова и Д.Ю. Чахкиев. Кур-харсы чаще имели кожаную, реже войлочную основу, покрытую сукном. Встречались также экземпляры на войлочной основе, отделанные богатыми тканями (шелком, атласом, парчой). В нижней части убора прикреплялся кусок ткани, который, по-видимому, прикрывал затылок; снизу и с боков - широкие ленты с золотым шитьем. Серебряная бляха на лобной части кур-харса (видимо, она символизировала солнце) была гладкой, реже имела фигурную форму. По предположению авторитетных исследователей (В.Б. Виноградов и др.), первоначально термин кур-харс, отражающий вайнахо-аланские исторические контакты, мог означать «гребень (рог) Солнца». Наличие среди кур-харсов как экземпляров очень богато оформленных (дорогие привозные ткани, серебряные бляхи, золотое и серебряное шитье, дорогие украшения - осколки перламутра, янтарные бусы, веточки кораллов, раковины и пр.), так и бедных, крытых сукном, почти «без излишеств», видимо, отражает социальную стратификацию позднесредневекового ингушского общества.

Исследователи осторожны в поисках аналогий этого убора и не склонны прямо сближать его ни с головными уборами, обнаруженными в погребениях II-I тыс. до н.э. (Харачоевский могильник в Чечне, Нестеровский в Ингушетии), ни с «рогатыми» головными уборами женщин соседних районов Дагестана, ни с фригийским колпаком античной эпохи. По их мнению, можно только условно, с большими оговорками ставить вопрос о возможном сходстве и связи кур-харсов и южнорусских кичек. Впрочем, нельзя полностью исключать возможность славянского влияния на формирование типа женского головного убора у предков ингушей, имевших взаимные контакты с Древней Русью еще до эпохи Золотой Орды. «Некоторое влияние древнерусского декоративного искусства XI-XII вв. на местные традиции ювелирного дела исследователи усматривают и в форме позднесредневековых многолопастных височных подвесок, типологически близкой радимичским семилучевым и особенно вятичским семилопастным височным кольцам».

Вместе с тем ингушские подвески отличаются от височных колец вятичей оформлением граней серпообразной пластины. Если у первых верхняя часть имеет композицию древа жизни и птиц, то у вторых верх украшен декоративным геометрическим узором. Нижняя грань кавказских подвесок окаймлена, как правило, восьмью кругообразными выступами, славянские же имеют семь лопастей. Е.И. Крупнов считал, что эти подвески (височные кольца) наряду с кур-харсом были своеобразным этническим маркером населения горной Ингушетии. Но он, как известно, в исторической интерпретации ингушских височных колец поддерживал позицию А.В. Арциховского и В.И. Сизова об их арабском происхождении. По его мнению, прототипы этих височных колец могли быть заимствованы в южных областях Кавказа и связаны с арабской культурой, но уже в Средневековье их производство, по-видимому, было освоено ингушскими мастерами. Излюбленные орнаментальные узоры джейраховцев, кистин, галгаевцев обязательно воспроизводились мастерами-ювелирами на височных кольцах. Очевидно, что перед нами интересный комплекс вопросов, связанных не только с эволюцией костюма, но и с взаимодействием и взаимовлиянием культур кавказского и прилежащих регионов.

Исследователи и путешественники не фиксировали бытование кур-харса на территории Ингушетии уже во второй четверти XIX в. Возможно, сказалась тенденция развития отдельных элементов костюма (особенно сложных женских головных уборов) народов Северного Кавказа, отмеченная еще Е.М. Шиллингом, - движение в сторону упрощения и приведения основы, покроя к более удобной форме. Так, в труднодоступных высокогорных районах соседнего Дагестана старинные головные уборы в XIX в. еще сохранялись. Однако позже «у ботлихцев исчезли неудобные набитые шерстью лобные подушки чухты, у арчинцев - тяжелые навески, закрывающие левую сторону лица, у багулалов и тиндалов - тяжелые височные кольца, у гидатлинцев - височные бляхи и т.д.». Древние сложные формы костюма (головные уборы и др.) принадлежали другой эпохе, которая постепенно уходила в прошлое вместе со своим социокультурным содержанием.

М.С.-Г. Албогачиева, З.У.Махмудова

(из книги «Ингуши».
отв. редакторы М.С.-Г Албогачиева,
А.М. Мартазанов, Л.Т. Соловьева.
Москва. Изд. «Наука». 2013.
Серия «Народы и культуры»)

Рекомендуемые товары

Отзывы (0)

Ингушские пословицы

Гаьго яьхар даьр бакъахьа ваьннавац || Желудку потакать – добра не видать